Сергей Лямец: «Портрет набросился на Гройсмана без «здрасте»

Портрет набросился на Гройсмана без «здрасте».

«То есть, ты считаешь, что это – норррмально!» – прошипел он в трубку.

Владимир Борисович опешил, но понял, о чем идет речь. Он по-прежнему делал все, что ему говорят. Но после сближения с Яценюком премьер регулярно подкладывал Портрету свинью по мелочи.

«А шо я такого сказал?» – произнес он с показным удивлением.

«То есть, это нормально, что четыре министра в рабочее время просидели в суде», — продолжал атаку Портрет.

«Ну не выплатим им зарплату за день», — развел руками премьер.

«Нет, ты влепи им по отгулу! – разогревался Петр Алексеевич. – Но самое главное, пусть выйдут и публично объяснят!»

«Что объяснят?» – совершенно зря уточнил Владимир Борисович.

«Какого лешего они взяли на поруки коррупционера Мартыненко, вот что объяснят!» – взревел в трубку Портрет.

После того, как Николая Мартыненко взяли на поруки министры и депутаты, Петр Алексеевич выглядел очень смешно. Масла в огонь подлил Онищенко, который выставил все в таком свете, будто Портрет мелочно мстил олигарху всего за 150 тысяч.

Но самым обидным стало выступление Гройсмана. Он заявил на камеры, что министры и депутаты имели полное право взять Мартыненко на поруки.

«Ты так меня отблагодарил? Забыл, кто тебя назначил?» – ревел он гневно.

«Я между прочим Радой руководил, меня люди уважали», — совершенно правдиво сказал Владимир Борисович.

Крыть было нечем, но Портрет очень хотел сказать какую-то гадость.

«А знаешь, какое погонялово у тебя было в Раде?» – язвительно выдавил он.

Владимир Борисович напрягся. На должности спикера он старался никого не обижать, и даже придумал авторскую технологию, чтобы один законопроект можно переголосовать десять раз. Теперь ее использовал Парубий, который то «недочував», то «недобачав», то «хотів почекати».

«Вова Перерва!» – крикнул Петр Алексеевич, не дождавшись ответа.

Гройсман стерпел.

«В общем, так. Не смей меня подставлять! Рассказывать, что газ не подорожает – буду я. Открывать новострои и кататься в метро с перхотью — тоже я!!!» – выдохнул Портрет и с грохотом положил трубку.

В кабинет постучали. Вошел главный по пропаганде Олег Медведев.

«Что будем делать, Петр Алексеевич?» – вкрадчиво спросил он.

«Это ты мне скажи», — все еще был не в настроении Портрет.

«Ну, есть несколько вариантов, — принялся раскладывать карты Медведев. – Вот, например, мовосрач».

«А шо там опять?»

«Скрипка же ляпнул про гетто. Ну мы и подхватили», — радостно сообщил главный по пропаганде.

«Шо еще?»

«Ну, можем Ляшко покрутить», — предложил тот.

«А шо, он еще не вернулся в коалицию?» – поинтересовался Портрет.

«Нет, еще торгуется».

«Ну пощупайте его там за недвижимость», — распорядился Портрет.

Медведев записал.

«Шо еще?»

«Валерия Алексеевна предлагает банк Мартыну положить», — предложил Олег Александрович.

«Давно пора…» – согласился Портрет.

Но этого все еще было недостаточно, чтобы пережить позор.

«Значит так, запускайте голосование по земельной и пенсионной реформе», — решительно сказал Петр Алексеевич после недолгого раздумья.

Медведев опешил.

«И что, проталкивать???» – уточнил он.

«Я вам протолкну, б… – с укоризной посмотрел на него Портрет и грязно выругался.

Медведев опять задумался, достаточно ли ему платят.
«Валить, конечно!» – приказал Портрет.

Медведев расплылся в улыбке.

Петр Алексеевич вошел в свое творческое «Я».

«И знаешь что! – блеснул он глазами. – Отруби-ка электричество Луганску».

«Полностью?» – уточнил Медведев.

«Да. До каких пор Украина будет дотировать оккупированные территории? – нахмурился Портрет. – Ну и решением Кабмина, конечно».

Ахметов просил отрубить электрику ОРДЛО уже несколько недель, но все никак не подворачивался удобный случай. Теперь можно смело списать на Гройсмана.

«Давно пора…» — вымолвил Медведев и немедленно отбыл на фронт.

Через час Facebook раскалился докрасна. О Мартыненко стремительно забывали. Гройсман начал икать.

……………………………

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Сергей ЛЯМЕЦ, главный редактор в Realist

«ОЛИГАРХ»

Распечатать

Загрузка...

Вас может заинтересовать