Спецпроекты

История олигархов. Никотиновый фабрикант Соломон Коген

Как известно, среди товаров широкого потребления, наряду с водкой, особое место занимает табак, точнее курительная продукция, пользующаяся повседневным спросом. Мода на папиросы, ставшая нормой со второй половины XIX века, привела к возникновению никотиново-сигаретного сегмента рынка, лидирующие позиции на котором в Украине принадлежала караимскому роду Коген, признанными наиболее успешными «табачными королями» юго-западной части Российской империи.

Кто не курит после еды табак, у того или нет табака или нет мозгов…

Караимская поговорка

«А тютюн та люлька козаку в дорозі знадобиться»

На территории нашей страны табак стали выращивать через сто лет с небольшим, после его ввоза этого курительного растения на территорию Европы Христофором Колумбом. Причем культивирование табака (начавшееся еще во времена Речи Посполитой в 1604 г. на Роменщине) с годами приобретало промышленный масштаб. В период казачества тютюнництво (особенно нелегальное) постепенно стало одной из прибыльных отраслей Гетманщины, составляя значительную часть малороссийского экспорта. Напомним, что в Украине табак был известен и популярен еще задолго до Петра I (1682 – 1725), которого россияне (в отличие от его антитабачного отца – царя Алексея Михайловича) нарекли популяризатором курения в пределах государства российского.

СПРАВКА

Родиной табака считается регионы Центральной Америки и Центральной Азии, где климат и ландшафт влияли на вызревание, в результате чего достигался желаемый курительный эффект. Таким образом, в Европу табачные изделия проникли не только благодаря Колумбу, но и арабским, греческим, турецким и армянским купцам. Регионами, специализировавшимися на выращивании табака-бакуна и махорки-рубанки (завезенной из голландского города Амерсфорт), долгое время были: Черниговская, Полтавская губернии, а также Крым, где табак не только выращивали, но и перепродавали. Именно Крым являлся транзитной территорией, а татарские и караимские купцы выступали как в роли посредников, так и контрабандистов.

Фактически жители украинских земель познакомились с курением благодаря соседству с Османской империей и Крымским ханством, где курение кальяна было повседневной нормой. Не следует забывать и о запорожских казаках, традиционно изображавшихся с люлькой во рту. Правда простые запорожцы редко курили дефицитный и дорогостоящий турецко-арабский табак. Традиционно люльку-носогрійку набивали полевыми травами: материнкой, чебрецом, мятой, полынью, лекарственной валерианой и пр. Такого рода гербарий оказывал тонизирующее действие на организм, и человек почти никогда не болел бронхо-легочными заболеваниями. А отвар из табачных листьев считался лучшим лечебным средством от коросты, если им смочить пораженную болезнью часть тела. Для того чтобы отогнать «черные мысли» вперемешку с табаком курили сушеную полынь; для очищения крови после ранения – сушеные терновые листья и цветы, для бодрости и улучшения зрения, казаки-часовые использовали сухую ковыль.

Тарас Бульба Вместе с саблей, люлька у запорожцев считалась лучшей подругой. Именно на нее (как пелось в народной песне), вместе с табаком гетман Сагайдачный променял свою жену, а гоголевскому Тарасу Бульбе, она стоила жизни.

И хотя люлька у казаков (олицетворявшая молодость) была неотъемлемым элементом дресс-кода и определяла социальный статус, выращиваемый в Украине, измельченный табак-бакун (с добавлением красного перца, гвоздики и пр. ароматических приправ) помещали в табакерку и главным образом нюхали. Эффект чихания, возникающий вследствие вдыхания ароматных паров табачно-перцовой смеси способствовал частичной «перезагрузке» верхних дыхательных путей, нервной системы, в результате чего человек выглядел бодрее и жизнерадостнее.

NOTA BENE

Примечательно, что выращивание табака было делом не только прибыльным, но и довольно трудоемким. Для обработки десятины (0,9 га) земли привлекалось как минимум 226 работников, ежедневная средняя заработная плата которых составляла: у мужчин – 25 коп., у женщин – 15 коп.; детям же платили по 5 копеек. Следовательно, в среднем, для обработки одной десятины табачных угодий за сезон, помещик тратил не менее 35 руб. серебром. Затраты окупались с лихвой, в случае высокой урожайности и повышенного спроса на выращиваемую продукцию. Даже при средней урожайности 100 пудов табака (1 пуд = 16,3 кг.), чистая прибыль от продажи махорки составляла 65 руб., шнурового, или папушного (т.н. бакуна) – 35 руб., а «американского табака» – 200 рублей!

В 1852 г. в Черниговской губернии (сконцентрированного главным образом в р-не г. Мена и Нежин) производство табака составляло 800 тыс. пудов (95% от всех табачных угодий юго-западной части Российской империи) и приносило доход в 650 тыс. руб. серебром.

Наряду с внутренним потреблением, в конце первой половины XIX в., начале 1860-х годов, 350 тыс. пудов этого товара отправлялось в Ригу, 60 тыс. пудов – в Варшаву, 50 тыс. пудов в Гомель, 20 тыс. пудов отвозили на московские табачные фабрики Александра Мусатова (1797 – ?) и Бостанжего (? – ?).

К концу XIX – началу XX века в Украине сформировалась табачная отрасль, успешно конкурировавшая с египетскими и турецкими производителями курительных изделий и экспортировавшая в Европу (главным образом во Францию) тысячи тонн табака и табачной продукции. Накануне Первой мировой войны в пределах украинских земель более 27 тыс. десятин земли использовались для засева табака различных сортов.

Следует подчеркнуть, что к началу XX века табачная торговля стала одной из самых прибыльных. Первая мировая война вообще вызвала «папиросный бум»: табак стал неотъемлемой частью солдатского пайка.

Мода на употребление табака повлияла и на социальную культуру как европейского, так и украинского общества Нового времени. По образному выражению украинского писателя Михаила Старицкого (1840 – 1904), говорящего устами киевского цирюльника Свирида Голохвастова: курение папирос стало «первой модой», (как ту не вспомнить современные электронные сигареты) носителем которой была преимущественно щеголеватая молодежь, регулярно «шкварчащая» цигарками. Нюхательный табак постепенно уходил в прошлое, а его приверженцы выглядели ретроградами и консерваторами.

Диалог из пьесы «За двумя зайцами»

Голохвостий. Не вгодно лі, баришні, покурить папироски?

Наталка. Што ви, я не куру!

Настя. І я ні; та чи пристало ж баришням?

Голохвостий. Перва мода!

П р о н я. А ви не знаєтьо? Дайте мінє! (Закурює і закашлюється).

Голохвостий. Может, крепкі? Я, якшто дозволите, Проню Прокоповно, принесу вам натиральних дамських.

П р о н я. Мерси! То я ковтнула какось диму…

Наталка і Настя. Та киньте папироску, а то ще закашляєтесь.

П р о н я. Пусте! Я ще в пенціонє курила…

Голохвостий. Чим же мінє баришень прекрасних поштувати? Позвольте канахветок! (Вийми з кишені у піджаці).

Настя (до Наталки). Ач, який ввічливий!

Наталка. Настоящий хрант.

После завершения эры запретов на употребление табачных изделий, никотиновые товары (несмотря на анонсируемый вред) становятся все популярнее и к концу первой половины XIX века превращаются в один из видов ликвидной продукции, претендующей на массовый спрос. Именно этот малоосвоенный сегмент рынка в Украине и суждено было завоевать энергичному тридцатилетнему крымскому караиму – Соломону Когену (1830 – 1900).

Соломоново решение

Соломон Аронович Коген родился в 1830 г. в караимской семье, проживавшей в те годы в Евпатории. Когены занимались выращиванием и продажей табака, являвшейся прибыльным и малоконкурентным бизнесом. С ранних лет помогая отцу по хозяйству, Соломон понимал, что в Крыму (где табак выращивали и продавали чуть ли не все караимы) разбогатеть не получится. Поэтому, достигнув зрелого возраста, в 1860 г он отправился покорять провинциальный Киев, где через год совместно с компаньоном Юфудой Шапшалом (1836 – 1902) открыл небольшой табачный цех с магазином. Так караимский табачный бизнес проник в город не Днепре, выгодное географическое положение которого сулило немалые барыши.

Следует отметить, что караимы (несмотря на приверженность ортодоксальному иудаизму) евреями не считались. Более того, в отличии от семитов были малочисленным, но равноправным с другими нациями этносом, обладавшим одинаковыми стартовыми возможностями для карьерного роста и занятия бизнесом.

СПРАВКА

КАРАИМЫ  (евр. ба’алей микра караим – «люди Писания», или «читающие») – немногочисленная этноконфессиональная группа (скорее всего) тюркского происхождения, но являющаяся приверженцем Священного Писания (Ветхого завета) и отрицающая авторитет и устное трактование Талмуда. Караимы осели на территории современной Украины (главным образом в Крыму) в период упадка Хазарского каганата, или же были переселены с Северного Кавказа монгольской ордой. Крымские караимы были искусными кожевенниками и ювелирами, занимались торговлей, садоводством и земледелием.

С момента вхождения Крыма в состав Российской империи (1783 г.), караимы стали отдаляться от своих единоверцев – крымчаков и активно сотрудничать с российской администрацией. Протекция русских обеспечила караимам прочное социальное положение и, как следствие, в конце XVIII – начале XIX вв., караимская община Крыма переживала период экономического расцвета. На фоне массовой миграции и депортации татар, армян и греков, караимы стали скупать земли, оставаясь фактически единственными хозяевами обширных территорий полуострова. Именно в этот период в их руках оказалась монополия на торговлю табаком.

В 1795 г. Высочайшим указом Екатерина II (1762 – 1796) освободила всех караимов империи (2400 чел.) от (наложенного на евреев и иудеев) дискриминационного налога и разрешила иметь земельную собственность. Караимы, в отличие от евреев (ограниченных «чертойо седлости»), могли селиться в пределах всей империи, а в 1827 г. крымские караимы были освобождены от воинской повинности. С 1837 г. в Таврической губернии караимам было разрешено религиозное самоуправление. Центром крымских караимов был Бахчисарай, а затем Евпатория.

Благодаря усилиям караимского писателя и археолога Авраама Фирковича (1787 – 1874) караимы были официально признаны нееврейским этносом как в Российской (1863), таи и в Австро-Венгерской (1871 г.) империи и изменили этноним евреи-караимы на караимы. Согласно всероссийской переписи 1897 г. общая численность караимов империи составила 12 900 чел., наиболее удачливые из которых были: богатыми хлеборобами, держателями богатых табачных и фруктовых плантаций, а также монополистами в добыче соли.

Крымские караимы. Интересен тот факт, что караимы не преследовались в период нацистской оккупации Украины. Как известно, в начале войны 18 деникинских офицеров-белоэмигрантов караимского происхождения обратились к высшему руководству Третьего Рейха с запросом о выяснении их этнорелигиозной связи с евреями. Педантичные немцы, несмотря на патологический антисемитизм, доказали отсутствие этнического или исторического родства между семитами-евреями и иудеями-караимами указав на явное различие ментальности и черт характера этих двух народов

Киевский табачный цех Когена размещался в арендованном им знаменитом доме аптекаря Зейделя по ул. Крещатик 17, а его владелец вместе с женой – Эстер Шишман (1826 – 1913) и ее братом Моисеем (? – 1902) жил в соседнем доме №19. Практически Соломон Аронович возглавлял родовой бизнес. Поставки табака из Османской империи и Крыма, связи отца и караимской общины, наконец – личный талант, энтузиазм родственников безупречная логистика позволили уже в 1863 г. открыть табачное предприятие «Братья Коген». По-сути это было малое предприятие, на котором вместе с компаньонами и самим Когеном работало около 20 человек. Поначалу никотиновый бизнес конторы Когенов развивался по налаженной схеме. Ее суть сводилась к выделке турецкого табака и сигар. Причем довольно качественное сырье поставляли соплеменники-караимы как из Крыма, так и из табачных регионов: Кубани, Абхазии, Малой Азии, Греции и Молдавии. Предприниматели получали прибыль, но хотелось больше. Так в голове кого-то из компаньонов возник дерзкий план «подсадить» киевлян на становившимися популярными – папиросы, отличавшиеся качеством и дешевизной.

Здание в котором находился табачный магазин Когенов. До революции у этого шикарного здания, построенного по проекту архитектора Г. Шлейфера в 1898 г., хозяином был Объединенный южнорусский промышленный банк, а в первом этаже располагался самый известный в Киеве табачный магазин фабрики С. Когена. С 1935 г. в этом здании размещался Райком КП(б)У и комсомола Ленинского района на ул. Маркса (сейчас Архитектора Городецкого), 2. Здание погибло во время пожара Крещатика 24-27 сентября 1941 г.

Напомним, что в течение XIX в. население Киева выросло более чем в 30 раз: с 20 до 626 тыс. К 1913 г. территория города составляла 123,4 тыс. кв. км. с населением 630 тыс. чел. Киев из провинциального города стремительно превращался в европейский мегаполис, расположенный на пересечении торговых и железнодорожных путей юго-западной части Российской империи. Следовательно, конторе Когена было за что бороться. Наряду с сигаретными гильзами, сигарами, махоркой и курительным табаком, на первый план вышли именно папиросы (пачка которых, как и стакан чая стоили 5 копеек), обеспечившие фирме Соломона Когена баснословные деньги.

Изделия табачной фирмы Когенов

«Был на углу Крещатика и Николаевской улицы большой и изящный магазин табачных изделий. — На продолговатой вывеске был очень хорошо изображен турок в феске, курящий кальян. Ноги у турка были в мягких желтых туфлях с задранными носами». Так описывал фирменный магазин Соломона Когена писатель Михаил Булгаков (1891 – 1940) упоминая в романе «Белая гвардия» личность атамана Симона Петлюры (1879 – 1926), якобы торговавшего в Киеве сигаретами фабрики Когена.

Изделия табачной фирмы Когенов

Стабильный заработок и налаженное производство позволило обоим отцам-основателям караимского табачного бизнеса в Киеве – Когену и Шапшалу получить звание купцов второй гильдии с личным капиталом в 5 тыс. рублей.

«Табачный» король

Больших усилий компаньонам и Когену стоило «пропиарить» новый, модный топовый товар, постоянно демпинговать, при этом держать собственную марку, оттеснять конкурентов и тратить большие средства на рекламу и антирекламу никак не умирающего нюхательного табака. В начале 1872 г. малое предприятие «Братья Коген» было реструктуризировано в торговый дом «Коген и Шишман». Это было вызвано отчасти увеличением госналога (т.н. новый акцизный устав) на деятельность ФОПниов и МПэшников. Мануфактурное производство умирало. На авансцену выходили фабрики, как основа новой индустриализации империи, а «работать в ноль» прагматичные киевские караимы не хотели.

Изделия табачной фирмы Когенов

В 1870 году Когена оставил его компаньон – Юфуда Шапшал. Он продал Соломону Ароновичу свою часть киевской табачной фирмы и переехал в Петербург. Впоследствии он откроет в Питере широко известное в столичных кругах (а с 1878 г. и во всей России) Товарищество табачной фабрики «Братья Шапшал».

Действуя по отработанной в Киеве схеме, Юфуда Шапшал очень скоро стал преуспевающим столичным бизнесменом и занял прочное место среди 23 столичных конкурентов занимавшихся табачным производством.

Изделия табачной фирмы Шапшал

NOTA BENE

Предпринимательской фишкой караимов стал именно табачный бизнес. Первая табачная фабрика в Крыму была открыта в Феодосии в 1861 г. караимом Вениамином Стамболи (1830 – 1897). В момент открытия фабрики на ней работало 60 рабочих. Вскоре в Крыму появились табачные фабрики «Акционерного общества Майтопа» и «Акционерного общества семьи Крым». В 1850 – 1860-е годы стали открываться табачные фабрики и в других городах России: Харькове, Киеве, Екатеринославе, Ростове-на-Дону, Москве, Санкт-Петербурге, Риге.

В конце 1850-х годов в Москву из Харькова приехали караимы Самуил Габай (1826 – 1879) и Арон Капон (1832 – 1912) – специалисты по строительству табачных фабрик и выпуску высокосортной табачной продукции, основавшие табачную фабрику, названную в честь С. С. Габай. Первое здание фабрики находилось в Тверской части 5-го квартала, в доме Никитина, по Салтыковскому переулку, № 396. В то время на фабрике работал 21 человек и стояло четыре машины для резки и четыре стола для крутки табака. Самуил Габай активно привлекал на работу на своей фабрике крымских караимов, многие из которых, приехав в Москву, остались в ней навсегда.

Табачное производство – этнонациональный бизнес караимов

Дела по производству и продаже никотиновых изделий шли так успешно, что в начале ХХ века караимы контролировали 2/3 всей табачной промышленности России!

Табачное производство – этнонациональный бизнес караимов

А оставшийся в Киеве Коген стал расширять табачное производство. В мае 1874 г. он приобретает между Елизаветинской (ныне – ул. Пушкинская) и Крещатиком земельный участок, где в купе с трехэтажным пентхаусом строит новые производственные корпуса, создавая все новые и новые рабочие места. Период аренды зданий и складских помещений закончился. Коген, ставший в своей конторе единоличным владельцем табачного бизнеса, претендует на статус монополиста в производстве никотиновой продукции в этом губернском центре юго-западной части империи. Маркетинговым кредо фабрики Когена продолжают оставаться папиросы, из-за доступности, удобства и качества табака, становившиеся все более и более популярными как среди киевского истеблишмента, так и простых обывателей. Как известно спрос порождает предложение и напрямую влияет как на доход, так и на прибыль. Увеличение объемов производства, удачные франшизы, промоакции (дешевые распродажи папирос, а также популярные «стишки Дяди Михея» печатавшиеся в газете «Киевлянин») привели к увеличению активов табачной империи Когена. В конце 70-х – начале 80-х годов XIX в. Соломон Коген стал одним из самых известных караимов империи, получивший неофициальное прозвище «табачный король» Малороссии.

Соломон Коген – главный караим Киева

Маленький караимский народ стал одним из самых образованных и преуспевающих народов Российской империи. В начале ХХ века при общей численности караимов в 12000 человек среди них было 12 миллионеров! Редкая нация могла похвалиться такими показателями. Без преувеличения их можно было назвать самым богатым народом Российской империи. Караимы переживали экономический и демографический взрыв. К 1914 г. их численность достигла почти 16000, из них около 8000 проживало в Крыму (а в конце XVIII века их было около 2 тысяч).

NOTA BENE

По официальным данным госкомстата за 1885 год, в Киеве действовало 13 табачных предприятий, из которых фабрика Соломона Когена (на которой работал 251 человек) являлась самой крупной. Фиксированную ставку на предприятиях Соломона и Моисея Когенов получали только сортировщики сырья (25 – 65 копеек в день), все остальные работали на сдельной оплате, причем средние заработки на предприятии были довольно высоки – 40 руб. в месяц.

Годовой оборот капитала киевской фабрики Когена составил 650 тысяч рублей. Второе место в городе занимала табачная фабрика, которую возглавил брат Соломона – Моисей Коген. Оборот его капитала достигал 400 тысяч рублей. Благодаря прирожденным организаторским способностям и высокому профессионализму, к концу 1880-х годов, братья Когены вошли в число крупнейших поставщиков табачных изделий на всем юго-западе Российской империи. В 1887 году по размеру чистого дохода, определенного Киевской городской думой для уплаты в пользу города, Соломон Коген оказался восьмым среди киевских олигархов, опередив легендарных «сахарных королей»: Бродского, Терещенко, Зайцева, Хрякова и других.

В 1882 г. киевская табачная фабрика Соломона Ароновича Когена была награждена в Москве серебряной медалью, а в 1900 г. на Всемирной выставке в Париже – большой золотой медалью.

Успех в делах позволял Когену ассигновать значительные суммы на благотворительность. Так в 1885 г. в Евпатории возникла «кузница кадров» табачного производства – ремесленное училище на 40 учеников. На создание Евпаторийского ПТУ Коген выделил солидную сумму – 150 тыс. рублей. По оценкам исследователей приблизительно столько он дал своей супруге – Эстер для учреждения (в той же Евпатории) школы для девочек-караимок.

Но вершиной меценатства Соломона Когена стало строительство караимской кенассы (молитвенного дома) в Киеве, считавшейся одним из красивейших зданий второй половины XIX века. Идею табачного бизнесмена вложившего в ее возведение 65 тыс. руб., блестяще воплотил польский архитектор Владислав Городецкий (1863 – 1930), более известный читателю как автор доходного «Дома с химерами» (ныне – резиденция Президента Украины) и костела Святого Николая в Киеве. В общей сложности на строительство киевской караимской кенассы  братья Когены выделили 200 тыс. руб.

Киевская караимская кенасса

Караимский молитвенный дом (почему-то в проекте названный синагогой) впечатлял роскошью отделки и высоким уровнем строительного мастерства. Размеры здания невелики: вглубь усадьбы – 30 метров, ширина по фасаду – 14 метров, высота до верха крыши – 18 метров. Стены имеют значительную толщину (почти полтора метра у основания), и на их возведение пошло полмиллиона штук кирпича. Над кенассой возвышается купол, покрытый оцинкованным железом и увенчанный шпилем.

Архитектурный успех В. Городецкого разделил скульптор Элиа Сала (1864 – 1920), выполнивший наружную и внутреннюю декоративную отделку храма. Зал кенассы отличался красотой изящных лепных орнаментов в мавританско-арабском стиле. Их дополняли разноцветные витражи на окнах.

Однако, несмотря на успех, жизнь Соломона Когена близилась к закату. В 1887 г. в возрасте 57 лет «табачный король» перенес инсульт, в результате чего его разбил частичный паралич. Проявившая себя болезнь не сломила Соломона Ароновича. Он продолжает вникать в дела, давать распоряжения и номинально руководить своим бизнесом.

Накануне своей кончины, Коген оставил духовное завещание, назначив капитал в 25 тысяч рублей – в процентных бумагах для выдачи ежегодно по одной тысяче в приданое молодым караимкам. Он выделил также 6 тысяч для учреждения двух бесплатных кроватей в больнице Мариинской общины Красного Креста, предусмотрел оплату расходов для окончания строительства кенассы, открытие которой ему так и не довелось увидеть.

Кенасса караимов в Киеве. Современный вид

Соломон Коген умер 16 ноября 1900 г. Проститься с табачным королем и главным караимом Киева пришло более трех тысяч человек, значительную часть которых составляли рабочие его табачных предприятий.

Преемники

У четы Когенов не было детей, поэтому после смерти Соломона весь бизнес мужа отошел его брату – Моисею. Моисей скоропостижно скончался через три года – в 1903 г. передав управление делами старшему сыну – Абраму Когену (? – ?). В 1905 году Абрам преобразовал фабрику «Соломон Коген» в акционерное общество с одноименным названием. В 1911 году продолжатели дела Когенов учредили Акционерное общество «Соломон Коген» и «Бр. Коген». Фабрики работали абсолютно самостоятельно, а в единую финансовую систему объединились только ради экономии средств. Спрос на их продукцию был, как и прежде, велик. За 1902 – 1912 годы этими предприятиями было произведено свыше 7 тысяч тонн табака и свыше 4 миллиардов штук папирос. Что же касается реализации табачных изделий, то она составила около 29 000000 рублей и уплачено акциза 13 млн. 600 тыс. рублей!

СПРАВКА

На Всероссийской промышленной выставке, проходившей в 1913 г. в Киеве Общество, которое представлял и возглавлял кандидат коммерческих наук Абрам Коген, имело отдельный павильон. В нем было представлено фабрику в миниатюре, где посетители могли наглядно ознакомиться со всеми стадиями изготовления сигарет: резкой табака, приготовлением гильз, механической набивкой, складыванием и упаковкой.

На отечественных и зарубежных выставках фабрики получили три гран-при, девять золотых и две серебряные медали, а также другие награды.

Именно Абрам расширил производство настолько, что можно вести речь о существовании табачной империи Когенов.

Вспыхнувшая революция и гражданская война привели к реприватизации собственности рода Когенов. После захвата Киева большевиками предприятия успешных табачных караимских олигархов были национализированы. Но, понимая ликвидность сигаретной продукции, новая власть решила открыть промышленное предприятие удовлетворявшее запросы рабочего класса. Так всем известное никотиново-табачное  АО Когенов стало «4-й Государственной табачной фабрикой» города Киева, выпускавшей (как указывалось в рекламе) продукцию довоенного качества. Интересно, что в 1940 г. киевская «четверка» выпускала тонны махорки, до 15 млн. штук сигарет в сутки, а к 1965 г. освоила выпуск сигарет с фильтром.

Продукция Киевской табачной фабрики
Фирменный логотип концерна «Реемтсма-Киев». В Україні Imperial Tobacco є одним з найбільших виробників тютюнової продукції, що включає такі відомі бренди як Davidoff, West, R1, Style, Parker&Simpson, «Прима» та «Столичні»

В 1993 – 1994 гг. правопреемницей столичной «папиросно-сигаретной четверки» (а следовательно и АО «Братьев Коген») является совместное германско-украинское ЗАО «Реемтсма-Киев табачная фабрика», главный офис которого расположен по ул. Заболотного 36.

В 2002 г. «Реемтсма-Киев табачная фабрика» вошла в состав международного концерна Imperial Tobacco Group что сделало отечественное предприятие почти полностью зависимым от иностранных инвесторов.

Таким образом, заложившая основу отечественного сигаретного производства, табачная торговая марка рода Когенов осталась в прошлом, являясь лишь достоянием истории развития табачного бизнеса в Украине.

Напечатать

Публикации

Все Последние публикации

Вас может заинтересовать Новости этого автора

Загрузка...
Мета-Новости