Статьи

ГБР в окружении

Кто пытается «сбить» директора Государственного бюро расследований Романа Трубу накануне смены власти

Над директором Государственного бюро расследований Романом Трубой вновь нависли темные тучи. На днях стало известно, что Национальное антикоррупционное бюро открыло уголовное производство в его отношении, а соответствующее расследование начала вести Служба безопасности Украины. Произошедшее достаточно симптоматично, поскольку месяц назад ГБР начала расследование фактов, изложенных в расследовании журналистов  Bihus.info, о коррупционных схемах в оборонном секторе.

“Мы будем исследовать все факты и проверять все обстоятельства, о которых нам будет известно. Конечно же, вопросы у нас будут не только к детективам, которые не расследовали или не зарегистрировали материалы проверки. В том числе юридическая оценка будет даваться действиям как руководителям структурных подразделений НАБУ, так и руководству”, – сказал тогда Труба.



На фото – Роман Труба

Такое развитие событий стало еще одним фактом, позволяющим говорить о том, что борьба за контроль над ГБР между несколькими крупными украинскими кланами разгорается с новой силой, и происходит это на фоне уже выглядящей неминуемой смены власти в стране. После которой остро встанет извечный вопрос: кто из «попередников» и за что именно будет нести персональную ответственность?

ГБР при таком развитии событий может получить идеальные возможности «догонять» будущих беглецов из числа нынешней управленческой элиты, или превратится в очередной ручной инструмент силового влияния на политических конкурентов.

Наиболее дальновидные политики понимали катастрофические для них последствия создания независимого «украинского ФБР» еще вчера. И потому старательно пытались получить в свое владение «контрольный пакет акций» в руководстве Государственного бюро расследований, с правом влияния на формирование вертикали исполнителей и определения правил игры этого органа. Но взаимные интриги привели к парадоксальному результату. Директором ГБР неожиданно стал «чужой среди своих» Роман Труба – человек, далекий от классических киевских интриг, и равноудаленный от олигархических кланов.

Технократ Труба вообще поначалу не понимал классические «многоходовочки», в результате которых все теневики остаются в выигрыше, а за украденное платит только само государство. Трубу интересовало выстраивание эффективно работающей следственной модели, и именно эта его «странность» особенно раздражала традиционных украинских «решал», привыкших покупать чиновников и получать нужный себе результат.

Впрочем, в первые дни создания ГБР многим показалось, что Труба, будучи неопытным провинциалом, очень быстро ляжет под какой-то из политических кланов, чтобы получить хоть какое-то прикрытие. И потому совсем скоро директором Бюро можно будет легко манипулировать, пугая конкурентов и решая свои вопросы. Однако на деле оказалось, что это не совсем так – Труба захотел самостоятельности.

На фото – Александр Третьяков

С другой стороны, он прекрасно осознавал, что в одиночку у него ничего не выйдет, и ему нужна хорошая открытая коммуникация в том же парламенте. Ведь ГБР едва создано, и потому нуждалось в системном обеспечении законами и регуляторными актами, детально регламентирующими его работу.

Источники «ОЛИГАРХА» в ГБР указывают, что попробовав взаимодействовать с разными лоббистскими группами, Труба неожиданно понял, что практически все готовы идти навстречу в обмен на «пакет акций» в Бюро.

А единственным, кто согласился обеспечить чистое парламентское сопровождение, оказался нардеп от БПП Александр Третьяков.



Параллельно с этим окончательно сложились две группы, которых категорически не устраивал новый статус-кво: «президентская», где главную роль играл скандально известный нардеп Александр Грановский (СМИ называют его «смотрящим за судами, СБУ и прокуратурой») и «спецпрокурорская», фронтменом которой считается главный военный прокурор Анатолий Матиос. Первые хоть и проиграли битву за единоличное право назначать директора ГБР, но все-таки смогли переломить ситуацию и получить в этом ведомстве своего человека, которым называют первого заместителя директора ГБР Ольгу Варченко. Матиос же, который ранее рассчитывал сам занять место директора ГБР, но проиграл конкурс, оказался в этой битве безжалостно выброшенным за борт.

Дальше началась «классика» – внутренние интриги, постоянное блокирование полномочий и инициатив Трубы, волокита с назначениями и финансированием, попытки Варченко забрать все больше полномочий себе. Таким образом, ГБР оказался в центре сразу двух коллизий. Первая – это нарастающее желание людей, на которых может положиться Варченко, доиграть игру правильно, усилив ее возможности. Что оказалось сложно выполнимой задачей, поскольку Труба оказался несговорчивым, и не хочет уходить на вторые роли, превращаясь в зиц-председателя. И вторая – нереализованное желание Матиоса вернуться на поле и взять реванш.

На фото – Ольга Варченко

И вот в один прекрасный день наружу вылезли легендарные «птичьи лапы» – эпичный tinder-скандал с мужем Варченко. Похоже, кто-то посчитал, что этот скандал усилит позиции Варченко, для чего нужно было не просто ударить по Трубе, косвенно обвинив его в заказе грязной инсинуации, но также разрушить его коммуникации с тем же Третьяковым, оставив главу ГБР в одиночестве. Поначалу все выглядело так, что Варченко «заказали» оппоненты. Но в этой связи возникает вопрос – зачем им нужно заказывать заведомо проигрышный спектакль, который в результате сыграл только в пользу самой Варченко? Ведь по ней еще в 2017 г журналисты накопали несчетное число данных, говорящих о несоответствии официальных доходов ее расходам и образу жизни.

И если бы тот же Третьяков реально хотел ее убрать, любому ориентирующемуся на него нардепу достаточно было сделать официальный запрос в Генпрокуратуру или НАБУ. Или же, зная, что Варченко активно готовит единоличные назначения по всей вертикали ГБР в обход Трубы, чтобы расставить на ключевые места своих протеже (что очень похоже на внутренний переворот), депутаты просто могли публично обозначить эти факты, опять же дав ход официальным разбирательствам. Но вместо этого вдруг случается отвратительная «куриная провокация», в результате чего Варченко не просто устояла, но и стала практически неприкасаемой – как по эпизодам с декларациями, так и по эпизоду «внутреннего переворота».

В свете этих факторов  напрашивается вывод, что tinder-скандал с мужем Варченко мог быть просто отвлекающим маневром, а тот факт, что в нем засветился юноша по имени Владимир Коваль, долгое время работавший в специальной медиа-группе Грановского, которую возглавляла Екатерина Рощук, позволяет  подозревать причастность к этой истории влиятельного «смотрящего».

Впрочем, также нельзя пока исключать, что это мог быть своеобразный «жест отчаяния», за которым мог стоять тот же Матиос, по слухам, не теряюший надежд войти в ту же реку дважды. В любом случае, борьба за ГБР продолжается, и «украинскому ФБР» эти подковерные игры никак не добавляют баллов.

Напечатать
Руслан Богданов
«ОЛИГАРХ»

Публикации

Все Последние публикации

Вас может заинтересовать Новости этого автора

Хотите быть в курсе актуальных новостей?

Подпишитесь на наши обновления!
Проверьте, разрешены ли уведомления в Вашем браузере
Хочу быть
в курсе!
Больше не показывать.