Мнения

Сергей Лямец: «Где-то в Европе Борис Евгеньевич Ложкин наблюдал, как кормят гиен»

Где-то в Европе Борис Евгеньевич Ложкин наблюдал, как кормят гиен. Уродливые твари активно крошили говяжьи кости своими огромными зубами. Заботливый служащий терпеливо вычищал за ними дерьмо.

В кармане зазвонил телефон. Борис Евгеньевич посмотрел на экран.

«Перезвоните, пожалуйста, по Воцапу», — ответил он и сбросил.

Одна из гиен отвлеклась от кости и взглянула на Бориса Евгеньевича. Она характерно улыбнулась экс-главе Администрации президента. Ложкин невозмутимо улыбнулся в ответ. Гиена застыла от неожиданности.

«Алло», — безупречно вежливо ответил он, и двинулся к следующей клетке.

Гиена следила за Ложкиным. Тот чувствовал на себе взгляд хищника, но ему было не привыкать.

«Борис Евгеньевич, извините, что отрываю вас от отдыха», — взволнованно проговорил министр транспорта Владимир Омелян.

Ложкин посмотрел куда-то вверх влево. Он вспомнил лицо Омеляна. Перед глазами пролетела карточная колода персонажей. Туз пиковый Кононенко, король крестовый Дубневич, валет пиковый Кравцов. Несколько джокеров.

«По вашему вопросу ответа пока нет», — вполне четко произнес он.

Устроив громкий скандал, накануне Омелян добился увольнения поляка Балчуна. Но место руководителя Укрзалізниці занял невнятный Евгений Кравцов. Временный руководитель неожиданно пришелся к месту, и менять его уже никто не собирался.

«Вы же говорили, что он временный», — явно расстроился Омелян.

Ложкин промолчал и прошел чуть дальше. В клетке напротив страдающие от жары лисы суетливо наматывали круги.

«Мы же договаривались, что начнем проводить реформы!» – не унимался министр.

При слове «реформы» Борис Евгеньевич многозначительно улыбнулся. Он и сам возглавлял Национальный совет реформ, который до сих пор не провел ни одного заседания.

«По мнению наших экспертов, Кравцов перспективный менеджер. Я бы рекомендовал проводить реформы вместе с ним», — снизошел Борис Евгеньевич.

На этих словах Омелян сник. Он вежливо попрощался.

Ложкин подошел к клетке с волками. Серые хищники холодно проигнорировали появление отца украинских реформ. В кармане опять зазвонил телефон.

«Боря, — начал явно недовольный голос. – В чем там затык?»

«Здравствуйте, Игорь Витальевич, – Ложкин старался держаться естественно. – Вы по поводу реформ?»

«Каких реформ?» – опешил лидер фракции БПП Игорь Кононенко.

Борис Евгеньевич довольно улыбнулся. Друг президента никогда не понимал шуток.

«Мне обещали поставить нормального человека, — по привычке начал напирать Кононенко. – У меня закупки на три ярда».

Борис Евгеньевич смотрел, как волк постарше подошел к другому, который грыз кость. Тот зарычал, но кость не отдавал.

«Игорь Витальевич, мы и так сделали что могли. Поляка вашего убрали…»

АП действительно не мешала мочить Балчуна. Гройсману не удалось спасти любимого исполнителя.

«выбросили Дубневичей…»

После увольнения Войцеха Балчуна, многолетним хозяевам Укрзалізниці предложили договариваться с нуля.

«Лебедя – оставили, хотя он явно с конденсатом намутил…»

Кононенко напряженно слушал. Через бывших парней Каськива его подручный Александр Грановский поставлял дизель для Укрзалізниці.

«А Алеша?!»

«А что Алеша?»

Кононенко никогда не любил «смотрящего» от Авакова. Зато Борис Евгеньевич наверняка знал, как себя вести в этой ситуации.

«Игорь Витальевич, вы с третьей стороной уже говорили?»

«А шо с ним говорить? Он в Италию собрался валить».

С третьей стороной Кононенко явно ни о чем не говорил.

«Слышь, а НАБУ вы попросили?» – внезапно поинтересовался Кононенко.

От удивления Борис Евгеньевич даже отвлекся от волков. Ходили слухи, что Портрет давно не принимает своего друга. Похоже, это была правда. Иначе тот бы знал последние расклады.

«Мне сказали, что пусть себе работают на здоровье», — уклончиво ответил он, имея в виду обыски НАБУ и арест нескольких топов Укрзалізниці.

Кононенко явно не нравился ход разговора.

«Боря, мне нужно поставить нормального человека», — вернулся он на исходную.

Тут взгляд Бориса Евгеньевича упал на станцию шиномонтажа за высоким забором. Темнокожие парни лихо скручивали колеса с огромного «Кадиллака».

Перекинуть. Рихтовка. Балансировка. Красивый образ посетил воображение невидимого реформатора.

«Вы же знаете. Такое назначение требует перебалансировки».

«Ну так перебалансируй!» – раздраженно выдавил Кононенко и бросил трубку.

Борис Евгеньевич спокойно сложил телефон в карман. Он взглянул на хищников в клетках, а затем на свои новые туфли из мягкой синей кожи. Ложкин довольно улыбнулся и пошел вверх по дорожке.

Начиналась очередная реформа Укрзалізниці.

……………………………

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Сергей Лямец
Напечатать

Публикации

Все Последние публикации

Вас может заинтересовать Новости этого автора

Загрузка...
Мета-Новости
News Join