Мнения

Сергей Лямец: “Портрет смотрел на сочетающихся добрыми глазами”

Четыре года шел ремонт на седьмом этаже Администрации президента. И вот, наконец, все было готово.

“Это была мечта Петра Алексеевича”, – важно рассказывала седовласая секретарша в образе поздней Грейс Келли.

Перед ней с видом стеснительных третьеклассников стояли два депутата: Александр Третьяков из БПП и Сергей Пашинский из “Наркофронта”. Они были затянуты в смокинги и украдкой доверительно посматривали друг на друга. Нардепы делали явное усилие воли, чтобы не заржать.

“Из Лас-Вегаса приезжали. Оборудования там – уууу…” – секретарша закатила глаза.

На часах старомодно пробило, и она потянулась к селектору.



“Петр Алексеевич, можно?”

“Запускай!” – странно елейным голоском прозвучал в ответ Портрет.

Секретарша подняла глаза. Третьяков и Пашинский взволнованно выстроились на красной дорожке, подводившей к огромной тяжелой двери.

“Кто ведет сочетающихся?” – строго спросила секретарша.

“Я!” – подскочил с дивана строго зачерненный секретарь СНБО Александр Турчинов.

Сегодня явно был праздник, потому что Александр Валентинович нацепил на черный мундир один из своих орденов.

“С богом!” – улыбнулась секретарша и перекрестила их всех.

Дверь в предбанник отворилась, и все трое ступили внутрь. Дверь сзади тяжело затворилась, и они оказались в темноте.

Следующие секунд десять ничего не происходило, и посетители нервно заерзали. Но тут, словно светлячки, в темноте предбанника замелькали красные, зеленые, синие и желтые огоньки. Сверху, сбоку и вообще включилась музыка, очень напоминавшая марш Мендельсона в обработке “Океана Эльзы”. Под ногами зашипело, и ноги стоявших заволокло сладким дымом.

Стена перед ними с шипением отъехала в сторону, и все трое увидели перед собой огромное помещение, выкрашенное в белый и розовый. Белая дорожка вела через огромный зал в белую беседку. Посреди беседки, в костюме католического священника, стоял Портрет. Он держал в руке крестик и блаженно улыбался.

“Входите же!” – крикнул глава государства елейным голоском.

Третьяков и Пашинский неуверенно переглянулись, улыбнулись друг другу и пошли по белой дорожке. Откуда-то сверху полетело разноцветное конфетти, спагетти гирлянд свисало с потолка, а разноцветные прожекторы делали атмосферу торжественной.



“Отец, подведите молодых!” – сладко подкрикнул Портрет Турчинову.

Тот повел сладкую парочку внутрь беседки. Они ступили внутрь и остановились на красной черте на входе.

Портрет смотрел на сочетающихся добрыми глазами. Ему очень шла ряса.

“Обведите “МСЛ” вокруг “УНЛ” – мягко предложил глава государства.

Пашинский взглянул на Третьякова и трижды обошел вокруг него.

“Благословляю вас, молодые люди, на новый совместный бизнес!” – радушно развел руками Портрет.

Третьяков и Пашинский покраснели.

“Оставьте в прошлом распри…”

Турчинов хитро улыбнулся. Еще недавно парочка бегала к нему, проклиная друг друга. Два года назад Турчинов, по просьбе Третьякова, ввел антироссийские санкции против лотерей “МСЛ”. Третьяков тогда как раз прикупил себе лотереи “УНЛ”.

Но потом “МСЛ” побежал к Пашинскому, и разгорелась война. “УНЛ” наняла Министерство финансов, “МСЛ” – Антимонопольный комитет, и началось долгое мерянье бюрократическими письками. Обе конторы даже грозились начать платить налоги с миллиардных оборотов.

“Отныне делите лотерейный рынок между собой, в любви и здравии!” – взмахнул крестиком Портрет.

Теперь все было позади. Пашинский добился снятия санкций, и “УНЛ” с “МСЛ” поделили рынок игровых автоматов между собой.

“И можете отныне не платить никаких налогов!…”

Портрет торжественно приподнял крестик над головами молодых.

“…кроме взносов в нашу святую церковь!”

Президент хитро подмигнул вошедшим, и они узнали старого доброго Портрета.

Теперь все было на своих местах. Налоги платить не нужно, зато на выборы – нужно.

“Старый добрый ярд…” – улыбнулся президент и показал им куда-то влево.

В стене слева открылась сияющая ниша. Над ней загорелась вывеска “Финансовый отдел”. Из ниши на них приветливо глядел личный банкир Портрета Макар Пасенюк в монашеской рясе.

Молодые переглянулись и радостно улыбнулись. Оборот лотерейного рынка составлял несколько миллиардов, и отстегнуть один ярд не составляло никакого труда. Они радостно затопали к выходу и скрылись в лучах сияющего света.

Тем временем, в приемной секретарша уже рассказывала о Лас-Вегасе следующей посетительнице. Это была новая глава Национальной комиссии по электроэнергетике и коммунальным тарифам. Оксана Кривенко совсем недавно получила свою должность, сменив одиозного Дмитрия Вовка.

“Вот”, – протянула она секретарше пригласительный.

“Уважаемая Оксана, приглашаем вас…. Дресс-код: вечерний”, – значилось там.

Глава НКРЭКП волновалась, словно первоклассница, хотя одета была шикарно – в длинное вечернее обтягивающее платье на длинных каблуках-шпильках. Оголенные плечи оттеняли скромный бриллиантик, сиявший на сердце.

“Может, снять? – неуверенно спросила она. – Все-таки…”

“Не надо”, – поняла ее мысль секретарша. – Здесь можно”.

Замигала красным кнопка селектора.

“Да, Петр Алексеевич!”

“Впускайте”.

Оксана Александровна еще раз осмотрела свое отражение в зеркале, вступила на красную дорожку и по сигналу вошла в предбанник. Закрылась дверь и воцарилась темная тишина.

Подождав еще немного, Кривенко кашлянула. И тут, словно вдалеке, начала играть приятная мелодия. Звук понемногу наростал, и ноты становились все более знакомы.

“Что это?” – невольно вымолвила Оксана Александровна.

Точно, это была Адель, и она пела “Skyfall”. Кривенко удивилась выбору песни для приема в Администрации президента. Но еще больше она удивилась, когда стена перед ней отъехала в сторону.

Ее глазам предстал огромный полутемный зал дорогого западного отеля. Дерево, мрамор, бронза, зеркала. Вдалеке сновали красивые женщины в вечерних нарядах. Справа возвышалась барная стойка, за которой сновал лысый загорелый бармен приятной наружности. Он наливал коктейль импозантному мужчине в смокинге.

Мужчина взял коктейль в руку, обернулся к Оксане Александровне, и… О, Господи! Это был сам Портрет! Но какой!

“Петр Алексеевич, я вас всегда именно таким себе и представляла!” – совершенно искренне соврала Кривенко.

Ее глаза лучились восторгом от вида этого подтянутого джентльмена. Никаких одутловатости, живота, красного носа и заспанного пиджака. Подтянутые плечи, впалый живот и идеально сидящая бабочка. На голове – зализанный пробор, зубы улыбаются ровной дорожкой имени Голливуда.

“Подходите, дорогая, у нас с вами важная миссия”, – почти прошептал Он.

Оксана Александровна робко приблизилась. Лысый бармен, не спрашивая, налил ей бокал искрящегося Cristal.

Портрет предложил тост:

“За РАБ-тарифы и нашу секретную миссию!”

Они чокнулись, глядя друг другу в глаза. Оксана Александровна тяжело задышала и утратила дар речи.

Так длилось бы еще долго, но тут Портрет не выдержал, выдохнул влево, поднял правый локоть горизонтально и одним глотком сожрал бокал коктейля. Занюхав рукавом, он громко приземлил стакан на стойку и с отвращением скривился.

“Слышь, плесни вискаря”, – адресовал он лысому бармену.

Музыка продолжала играть, хрусталь – нависать, но что-то в атмосфере зала незримо изменилось. Оксана Александровна почувствовала себя на совещании, и как-то странно вытянулась в лице.

Портрет понял, что церемонии больше не нужны, взял ее за локоток и принялся рисовать на салфетке схему. Кривенко предстояло запустить в Украине так называемые РАБ-тарифы – так назывались повышенные расходы на ремонт оборудования. За пару лет предшественник Оксаны Александровны – Дмитрий Вовк – уже подготовил все документы, оставалось поднять руки и проголосовать. Для населения и бизнеса цена электроэнергии еще вырастет – но иначе тема с РАБ-тарифами не сработает. Почетную миссию принять на себя удар за повышение тарифов президент предложил Кривенко.

После повышения тарифов, Портрет, Ринат Ахметов и еще несколько владельцев облэнерго будут зарабатывать миллиарды.

“Все поняла?” – деловито спросил Портрет.

“Да, Петр Алексеевич”.

Лысый бармен, которого Портрет называл “Игореня”, оказался в курсе дела и давал ценные советы. Кривенко энергично кивала, мысленно считая, сколько успеет заработать до позорной отставки. Выходило неплохо, и она продолжала внимать.

“Ну иди”, – закончил Портрет и ткнул в сторону финансового отдела.

В стене опять отворилась сияющая дверь, и Макар Пасенюк в костюме еврея-бухгалтера поманил Кривенко к себе. Та поставила шампанское на стойку и энергично откланялась. Уже пробегая в ярко освещенную дверь, она ощутила, что Пасенюк ткнул ей в руку бумажку.

“Что это?” – инстинктивно спросила она.

“Счет за прием”, – спокойно пояснил личный банкир Портрета.

Идя по коридору, Оксана Александровна судорожно бежала глазами по строчкам “Костюмер”, “Массовка”, “Освещение”, “Закупка спиртного” и так далее. Сумма в конце получилась немалая, но впереди уже маячили куда большие цифры. Ее приняли во внутренний круг.

“Над коктейлями еще надо поработать, конечно”, – бодро проговорил Игореша, отклеивая накладной нос.

“Но согласись, ох@енно!”

“Да, идея на миллион”.

“На шестьсот”, – поднял пальчик Портрет.

Игореша оказался замглавы фракции БПП Игорем Кононенко. Содрав накладные ресницы, он с глухим стуком поставил перед Портретом тяжелый резной стакан, и плеснул в него японского торфяного.

“А ты шо?” – не хотел пить один президент.

“У меня тренировка”.

“Шо ты там тренируешь, ей Б-гу?” – недовольно поморщился Портрет и глотнул вискаря.

Зашло тяжело.

“Слушай, помоги корсет снять, – вспомнил он. – Телка уже ушла”.

Кононенко перескочил через стойку бара и задрал президенту пиджак. Потянул за веревку, и с другой стороны Портрета тут же появился одутловатый живот. Глава государства облегченно вздохнул.

“Слышь, кто там у нас дальше?!” – крикнул он одному из своих замов.

“Олег Ляшко, Петр Алексеевич!”

Портрет загадочно переглянулся с “Игореней” и расплылся в улыбке.

“Древний Рим!” – громко объявил он, и на площадке закипела работа.

……………………………

Disclamer: События происходят в параллельном измерении, в котором все политики и бизнесмены далеко не такие приличные люди, как в нашем мире. Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.Во время написания текста ни один политик не страдал.

Источник: Фейсбук автора

Напечатать

Сергей Лямец

журналист, блогер, создатель проекта Politicus Vulgaris

«ОЛИГАРХ»

Публикации

Экономика РФ умирает

Российская экономика стремительно теряет остойчивость, она идет на дно вслед за флагманом черноморского флота РФ
Все Последние публикации

Вас может заинтересовать Новости этого автора

Хотите быть в курсе актуальных новостей?

Подпишитесь на наши обновления!
Проверьте, разрешены ли уведомления в Вашем браузере
Хочу быть
в курсе!
Больше не показывать.