Мнения

Юлия Самаева: “Убить дракона”

Кто, когда и в какой степени ответит за убытки, нанесенные формулой «Роттердам+»?

Год назад, 8 августа 2019-го, НАБУ объявило подозрения менеджерам ДТЭК и членам НКРЭКУ в рамках уголовного производства о применении формулы «Роттердам +». Если на днях прокуратура не направит это дело в суд, его придется закрыть из-за нарушения сроков, но прокуроры не торопятся.

По результатам досудебного расследования НАБУ, нас с вами обкрадывали с весны 2016-го по лето 2019-го с помощью формулы «Роттердам+», нанеся убытков на 39 миллиардов гривен. Эти деньги можно вернуть, но делать это должны либо Денис Шмыгаль, либо Ирина Венедиктова, подав от лица государства иск против ДТЭК, что уже выглядит как фантастический сценарий. А с учетом того, в каком количестве в медиа множатся «экспертные заявления», что при «Роттердаме» было лучше и дешевле», маловероятным становится даже сдержанный сценарий, при котором ответственность за преступление понесут хотя бы рядовые исполнители.

Так что мы просто вынуждены напомнить, что же произошло на самом деле. Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), в апреле 2016-го разработала новый порядок формирования оптовой рыночной цены на электроэнергию, 80% которой — стоимость угля. Цену угля решили определять по текущим котировкам индекса API2 — тот самый «Роттердам»». По сути, котировки API2 являются эталонной ценой. И хотя мы даже из Роттердама уголь не возим, логистика в котировку API2 уже была заложена. Но НКРЭКУ добавила логистику в формулу еще раз — тот самый «+» к «Роттердаму». Получается, что доставку угля мы оплачивали дважды. Почему? Потому что для решения

финансовых проблем ДТЭК, доля которой в тепловой генерации на тот момент равнялась 75%, было недостаточно просто использовать котировку API2.



Нацкомиссия уже тогда признавала, что формула далека от идеала, но объясняла, что полученный «излишек» энергокомпании якобы должны потратить на закупку антрацита, дефицит которого на украинском рынке возник после оккупации части Донбасса. Когда стало понятно, что никаких существенных диверсификаций в поставках угля не будет, а ДТЭК продолжает возить уголь из РФ, версию изменили, пообещав как компенсацию наших с вами чрезмерных расходов повысить ренту на добычу угля с 0,75 до 8%. Но и она до сих пор остается на уровне 0,75%.

Формула «Роттердам+» просуществовала 3,5 года, до запуска рынка электроэнергии. В ответ на запрос ZN.UA Национальное антикоррупционное бюро Украины, которое практически завершило расследование по этому делу, сообщило следующее:

«Введение «формулы Роттердам+» повлияло не только на увеличение оптовой рыночной цены электроэнергии, которая в конечном итоге уплачена всеми ее потребителями, но и на перераспределение финансового ресурса рынка энергетики между субъектами этого рынка, в частности, затронуты экономические интересы субъектов генерации государственного сектора экономики. Таким образом, введение «формулы Роттердам+» имело следствием нарушение общественных и государственных интересов на сумму более 39 млрд грн. Размер ущерба установлен на основании ряда научно-экономических исследований и судебных экспертиз».

Согласно предоставленной НАБУ информации, досудебное расследование установило факты вмешательства представителей ДТЭК в деятельность главы НКРЭКУ Дмитрия Вовка и члена комиссии Владимира Евдокимова с целью принятия регуляторных решений в интересах частной компании, а именно: введения так называемой формулы «Роттердам+». НАБУ утверждает, что готово доказать в суде не только влияние, но и сам факт того, что роттердамская формула создавалась непосредственно в ДТЭК.

Год назад, 6 августа 2019-го, НАБУ объявило подозрения шести лицам в деле «Роттердам+», среди которых, кроме Дмитрия Вовка (нынче скрывается за рубежом) и Владимира Евдокимова (вышел под залог в 2 млн грн и сейчас возглавляет ГП «Оператор рынка»), были руководитель отдела НКРЭКУ, заместитель руководителя отдела НКРЭКУ и два представителя менеджмента ДТЭК. Сотрудникам комиссии следователи инкриминируют использование служебного положения с целью получения неправомерной выгоды третьими лицами, совершенное по предварительному сговору, а «дэтэковцам» — пособничество в злоупотреблении должностными лицами НКРЭКУ служебными полномочиями в интересах третьих лиц, что послужило причиной тяжких последствий для общественных и государственных интересов.

Поскольку с момента объявления подозрения прошел почти год, дело должно либо оказаться в Высшем антикоррупционном суде, либо быть закрытым. И сейчас мяч на поле прокуроров, а времени очень мало. Но даже при их доброй воле и обвинительном приговоре суда участникам сговора, по оценкам следователей НАБУ, грозит от 8 до 12 лет тюрьмы, но никаких убытков нам никто не возместит, более того, основные идеологи «Роттердама» — паны Ахметов и Порошенко, судя по всему, также не понесут никакой ответственности.

В НАБУ не сомневаются, что «Роттердам+» создали в угоду монополисту, но не только ради улучшения его финансового положения, но и чтобы тогдашний президент подзаработал. Дмитрий Вовк до НКРЭКУ работал менеджером в компании «Рошен», а начинал трудовую деятельность в компании ICU, основанной Валерией Гонтаревой и возглавляемой Макаром Пасенюком — «финансовым» другом Порошенко. Вовк помогать бизнесу Ахметова без согласия действующего на тот момент президента не рискнул бы. Еще один выходец из ICU Владимир Демчишин на момент разработки «Роттердам+» возглавлял Министерство энергетики и угольной промышленности. И недаром все эти ниточки тянутся к «Роттердаму» из ICU. Эта инвесткомпания «в интересах других лиц» приобрела еврооблигации холдинга ДТЭК на Ирландской фондовой бирже по цене 35% от номинала в начале 2015-го, в момент, когда у монополиста были очевидные финансовые трудности, а продала в конце 2017-го, когда их общая доходность превысила 255%. В ICU уверяют, что все операции были рыночными, а все подозрения в использовании инсайдерской информации во время этих операций — политическое давление. Но спекулятивность этих афер видно невооруженным глазом, — прельститься ценными бумагами потенциального банкрота, а именно таким было финансовое положение ДТЭК в начале 2015-го, мог только человек, который знал, что в скором времени дела компании пойдут на лад. А учитывая, что ICU во время президентства Порошенко регулярно поставляла кадры госаппарату, источники такой информации у нее были.

Впрочем, эта часть расследования зашла в тупик, потому что никакой полезной информации в ходе обысков в ICU следователи НАБУ не получили, а Ирландская биржа их запрос проигнорировала. То есть доказать причастность бывшего президента Порошенко к роттердамской схеме, судя по всему, не удастся. Победой, по крайней мере, было бы поднять вопрос по установлению в украинском законодательстве ответственности за использование инсайдерской информации с целью получения неправомерной выгоды. Но сейчас даже его не обсуждают.

В отличие от Порошенко, НАБУ убеждено, что Ринат Ахметов может ответить за содеянное и возместить нанесенные государству убытки. Менеджеры его компании являются непосредственными фигурантами дела. А НАБУ готово доказывать в суде не только то, что менеджмент ДТЭК сознательно «советами, указаниями и устранением препятствий способствовали принятию в их интересах противоправного регуляторного решения», но и то, что в результате

применения формулы были «причинены вредные последствия для всех потребителей электрической энергии, как непосредственно в результате увеличения стоимости электрической энергии, так и опосредованно через общее влияние стоимости электроэнергии на экономику государства, включение дополнительных затрат в конечный продукт, потерю конкурентных преимуществ в связи с повышением стоимости производства продукции или уменьшением прибыли предприятий за счет увеличения затрат на электроэнергию. Кроме этого, так называемая формула «Роттердам+»… повлияла на перераспределение финансового ресурса среди генерирующих компаний — участников энергетического рынка». А если проще, они готовы доказать, что каждый из нас по отдельности и все государство в целом пострадали от введения «Роттердама», поэтому нанесенные 39 млрд грн убытков должны вернуть государству.

Учитывая это, НАБУ обратилось в Кабинет министров для решения вопроса о подаче гражданского иска в «роттердамском» уголовном производстве от имени всех потребителей в лице государства. И прежде всего надо, чтобы КМУ и Офис генерального прокурора определились с согласованной позицией государства как по представительству интересов всех потребителей в уголовном производстве, так и по порядку возмещения убытков.

Согласно действующему законодательству именно деятельность КМУ направляется на «обеспечение интересов украинского народа путем выполнения Конституции и законов Украины, законности, обеспечения прав и свобод человека и гражданина, предотвращения и противодействия коррупции, решения задач национальной безопасности». Вместе с тем согласно статье 131-1 Конституции Украины прокуратура осуществляет поддержку публичного обвинения в суде и представляет там интересы государства. Но прокурор, представляющий гражданский иск в уголовном производстве в интересах государства, должен доказать наличие оснований для этого, в частности, что он осуществляет защиту государственных интересов, потому что «защиту этих интересов не осуществляет или ненадлежащим образом осуществляет орган государственной власти, орган местного самоуправления или другой субъект властных полномочий, к компетенции которого отнесены соответствующие полномочия, а также в случае отсутствия такого органа» (статья 23 Закона Украины «О прокуратуре»). Если проще, то пани Венедиктова может инициировать гражданский иск против ДТЭК от лица государства и граждан, но только при условии, что КМУ официально откажется это делать.



Мы направили запрос в КМУ, в котором попросили премьер-министра Дениса Шмыгаля сообщить, планирует ли правительство в этом деле отстаивать интересы граждан и государства. Но КМУ переадресовал наш запрос в Министерство юстиции, где он и потерялся. Комментируя ZN.UA данную ситуацию, министр юстиции Денис Малюська отметил: «КМУ не имеет права представлять интересы государства внутри страны и от лица государства взыскивать нанесенные государству убытки. Это понимает и с этим соглашается НАБУ. Они просят нас и КМУ сопровождать дело в другом процессуальном качестве, и мы не против, о чем им письменно сообщили. Да и неофициально мы это уже обсуждали много раз и имеем общее видение процесса». Но в официальном ответе НАБУ мы этого «общего видения» не нашли, да и правительство вместе с Офисом генерального прокурора свое общее видение их участия в этом процессе до сих пор официально не озвучили. И о чем говорить, если прокуроры до сих пор не передали дело в суд, чтобы доказать, по крайней мере, сговор членов НКРЭКУ и менеджеров ДТЭК. Конечно, желания идти еще дальше — пытаться взыскать убытки с ДТЭК, арестовывать счета и имущество компании, принадлежащей олигарху Ахметову, — у них еще меньше.

Влияние Рината Ахметова на Украину в несколько раз больше, чем влияние его ДТЭК на украинскую энергетику. Он искусно находит подходы к любой новой власти и, если бы захотел, мог бы многое рассказать о базовом доходе президентской фракции в парламенте. Он имеет немалое медиавлияние и в любой момент может пойти в медийное наступление на тех, кого регулярно подкармливает. У него за спиной живой щит шахтеров, которые готовы в любой момент оккупировать печерские холмы, требуя «мира и счастья для ДТЭК». Наконец, Ахметов — это запасной аэродром для президента Зеленского. Только он сможет «дать посадку», если отношения Владимира Александровича с Игорем Коломойским окончательно испортятся и «кварталу» придется съезжать с «1+1», а с сомнительных достижений самого Зеленского и его политического окружения регулярно будут начинаться вечерние новости «плюсов».

Ссориться с Ахметовым страшно и невыгодно. Особенно если в судебной системе произвол, и, потащив олигарха в суд, даже действующий президент не может рассчитывать на непредвзятое рассмотрение дела, а значит, имеет все шансы проиграть дважды. Но если думать не о собственных интересах, а о государственных, не о выгоде для себя, а о справедливости для всех, то дело «Роттердам+» — едва ли не единственный реальный шанс нанести сокрушительный удар хотя бы по одному украинскому олигарху, свести на нет как влияние его монополии на экономику, так и влияние его самого на страну. Даже для такого мощного бизнеса, как ДТЭК, 39 миллиардов — неподъемная сумма. Да и для Ахметова немалая. Но боимся, что богатыри, способные убить этого дракона, еще не родились, а если родились, то для боя не сгодились.

Источник: ZN.UA

Напечатать

Юлия Самаева

Редактор отдела экономики ZN.UA

«ОЛИГАРХ»

Публикации

Все Последние публикации

Вас может заинтересовать Новости этого автора

Хотите быть в курсе актуальных новостей?

Подпишитесь на наши обновления!
Проверьте, разрешены ли уведомления в Вашем браузере
Хочу быть
в курсе!
Больше не показывать.