Статьи

Россияне реструктуризировали долги Фирташа

“Сбербанк” и химзаводы Дмитрия Фирташа зарыли кредитный топор войны на 2,6 млрд грн, который они откопали три года назад

О том, что “Сбербанк” (дочка российского “Сбера”) и черкасский химгинат “Азот” “без пяти минут олигарха” Дмитрия Фирташа готовы сесть за стол переговоров, стало известно еще в начале года, когда обе стороны начали предпринимать обоюдные шаги по деэскалации судебного противостояния.

Так, в феврале “Азот” подал ходатайство о закрытии производства по делу, в котором он оспаривал свои кредитные обязательства перед “Сбербанком”, в связи с отсутствием предмета спора. А в марте банк попросил оставить исковое заявление по взысканию 2,6 млрд грн без рассмотрения. Обычно такие формулировки используется тогда, когда стороны не хотят идти официальным путем, подписывая и утверждая в суде “мировое соглашение”, а провели переговоры вне стен суда.

Теперь стала известна общая рамка достигнутого соглашения: “Сторонами проведена реструктуризация задолженности по договору об открытии кредитной линии № 25-В / 10/35 / ЮЛ / КЛ от 10.11.2010 года путем подписания 28.12.2020 года договора о внесении изменений № 19 к договору об открытии кредитной линии”, – говорится в определении суда.

Спор между черкасским “Азотом” (выпускает минудобрения, выручка в 2020 году составила 3,4 млрд грн, убыток – 2,8 млрд)  и “Сбербанком” длился с 2018 года. Банк требовал погасить долг вместе с процентами по кредиту от 2010 года в рамках кредитной линии на $64,7 млн и 1,4 млрд грн.



Тогда не один “Сбер” щедро ссужевал Фирташа деньгами. Другой росбанк “Газпромбанк” открыл кредитную линию более чем на $1 млрд. На эти деньги покупались активы. В течении года Фирташ приобрел северодонецкий и черкасский “Азоты”, а также горловский “Стирол”.

Трепетное отношение россиян к Фирташу, который в свое время также был посредником в газовых контрактах между двумя странами, иссякло фактически сразу после падения режима Януковича. С 2014 года горловский завод остановился, остальные работали с перерывами. В 2018 году “Сбербанк” начал судебные споры по поводу просроченного кредита. А в конце 2020 года подал иск о взыскании объектов ипотеки и залога в счет погашения задолженности.

Впрочем, на все шаги банка “Азот” отвечал симметрично: оспаривал свои обязательства по договору и всячески оттягивал решение по сути спора, например, добившись проведения судэкспертизы договоров.

Было “Азоту” чем ответить и на попытку принудительного взыскания ипотеки: в октябре тот же суд по иску завода в качестве обеспечительной меры арестовал его же имущество: 28 га земельных участков, цехи и здания площадью 82 000 кв.м. “Азот” заявил, что к нему от банка поступили требования в порядке ст.35 Закона Украины “Об ипотеке” от 30.07.2020 об устранении нарушений основного обязательства по кредитному договору и условий соответствующих договоров ипотеки.

Поскольку между сторонами длились суды, потеря активов угрожала этому процессу, поэтому суд “запретил частным и государственным нотариусам, а также любым другим лицам совершать исполнительные надписи нотариуса на соответствующих договорах залога, а также запретили любым лицам совершать любые действия по обращению взыскания на соответствующие предметы залога”.

Очевидно, что в запасе у “Азота” был еще не один аргумент, как оттянуть по сути неизбежный час расплаты. Но, вероятно,  для холдинга Ostchem, в который входит “Азот”, ситуация стала достаточно критичной, раз стороны решили уладить вне суда, договорившись о реструктуризации долгов и отзыве исков друг к другу.

Напечатать
Павел Полтавченко
«ОЛИГАРХ»

Публикации

Все Последние публикации

Вас может заинтересовать Новости этого автора

Хотите быть в курсе актуальных новостей?

Подпишитесь на наши обновления!
Проверьте, разрешены ли уведомления в Вашем браузере
Хочу быть
в курсе!
Больше не показывать.