Мнения

Владимир Фесенко: В войне возник эффект «зависания». Что дальше?

В войне России против Украины, которая длится почти уже месяц, явно возник эффект «зависания».

Российский «блицкриг» сорвался, не удалось захватить Киев и другие крупные города Украины, не получилось принудить украинское руководство к капитуляции и поменять власть в Украине на пророссийских марионеток. Очень заметно, что России не хватает сил и ресурсов для победоносного завершения этой войны (в том числе из-за масштабных экономических санкций против России, а также из-за просчетов с планированием этой военной операции). А российским солдатам еще не хватает и мотивации в этой войне (ведь воевать приходиться не с мифическими «нацистами», а, по сути, вроде бы с братским народом, как ранее утверждала российская пропаганда).

Зато с мотивацией все в порядке у украинцев, которые отчаянно сражаются за свою страну и против вражеского вторжения. И это главный фактор, который не дает России победить в этой войне. Для нас это народная война, война за выживание страны и целого народа. Но, к сожалению, украинской армии еще больше не хватает сил и ресурсов для того, чтобы перейти от эффективной обороны к успешному контрнаступлению. При всех нынешних проблемах России, ее армия имеет преимущество и в численности, и в вооружении (особенно в воздухе), и в возможности пополнять ресурсы, затраченные на войну. У нас же разрушена значительная часть страны, ее экономики и инфраструктуры, особенно военной. И пополнять острый дефицит ресурсов мы можем преимущественно за счет поддержки наших партнеров, которой пока недостаточно.

Возникшее равновесие на поле боя может затянуться, но не может быть вечным. Отсюда и различные прогнозные оценки о том, как может действовать Россия дальше. Может быть и новая попытка штурма Киева (после накопления ресурсов для такой атаки), но возможно изменение военной стратегии с переключением на попытку оккупации восточных и южных регионов Украины, в частности для того, чтобы отрезать Украину от Азовского и Черного морей (о таком сценарии некоторые российские источники говорили еще до войны). Война может перейти и в позиционный формат (как это случилось с войной на Донбассе в 2015 г.). При этом Россия продолжит методично разрушать нашу страну с помощью ракетных обстрелов и авиационных бомбардировок. В случае такого сценария для Украины критично возрастет потребность в создании современной системы ПВО и противоракетной обороны. И решить эту проблему мы можем только при активной поддержке наших партнеров.

Именно «зависание» войны породило активизацию переговорного процесса. У Кремля не получилось победить Украину на поле боя, поэтому они пытаются дожать нас (хотя бы частично) в ходе переговоров, параллельно разрушая Украину бомбардировками и обстрелами, влияя тем самым и на переговорный процесс. Но Украина не собирается сдаваться и на поле переговоров. Наша задача на переговорах – добиться прекращения войны и выведения российских войск из Украины.



Возможен ли какой-то рациональный компромисс на этих переговорах? Теоретически это всегда возможно. Но на практике у обеих сторон есть принципиальные различия по большинству пунктов переговорной повестки. И поиск прагматичных компромиссов предполагает уступки с обеих сторон.

С нашей стороны уже звучат голоса: никаких уступок, война до победного конца. Это был бы идеальный вариант. Но сценарий быстрой победы в нынешних условиях выглядит малореалистичным. А затягивание войны чревато большими потерями и еще большими разрушениями. Поэтому от переговоров нельзя отказываться, но надо четко определиться – в каких вопросах мы готовы к поиску компромиссов, а в каких мы будем принципиально неуступчивыми.

Очевидно, что российская сторона уже не рассматривает переговоры с Украиной только как способ добиться капитуляции Киева перед Москвой. Такие намерения у них были в начале войны. А сейчас они уже готовы обсуждать некие компромиссные формулировки. Какой-то прогресс есть. Но пока не похоже, что российская сторона готова к поиску реальных компромиссов для выхода из этой войны.

Главная проблема – в Путине. Он параноидально зациклен на антиукраинских комплексах и пропагандистских штампах, придуманных его же аппаратом, на пресловутых «денацификации» и «демилитаризации». Именно антиукраинская паранойя Путина привела к российскому вторжению в Украину, и она же будет главным препятствием в переговорах о прекращении этой войны. И если позиция Путина по отношению к войне против Украины (или ситуация в российской власти) хотя бы отчасти не изменится, успеха в переговорах не будет.

Решающими факторами в дальнейших переговорах будут не столько усилия переговорщиков (при всем уважении к нашим участникам переговоров), а стойкость Украины в отражении российской агрессии, готовность наших партнеров более эффективно помогать Украине в усилении ее оборонного потенциала, и внутренняя социально-экономическая и политическая ситуация в России.

Источник: Фейсбук автора

Напечатать

Владимир Фесенко

Политолог

«ОЛИГАРХ»

Публикации

Не “воєнний стан” заступника керівника ОП Кирила Тимошенка

Чи можна під час війни обирати в якості засобу пересуванння нову, одну з найдорожчих марок машин у світі й жити серед найбагатших людей країни?Чи може представникам влади країни, чверть території якої вже стоїть у руїнах, житися розкішно? І…

Земельна оборудка Василини. Як прокурор Чернігівщини роздерибанив 800 га військового полігону

Як так сталося, що майже 800 га землі Батуринського полігону та військової частини, що були розташовані на стратегічній трасі М02 або ж "московській трасі", на момент російського вторгнення були уже "роздерибанені", а їхнє цільове…

Корупційний пісок. Як прокурор Чернігівщини Сергій Василина заробляє на “пісочній кризі”…

Серйозний дефіцит піску в Чернігові, який зупинив у місті, що постраждало від російських обстрілів, відновлювальні роботи і ремонт доріг, був створений штучно
Все Последние публикации

Вас может заинтересовать Новости этого автора

Хотите быть в курсе актуальных новостей?

Подпишитесь на наши обновления!
Проверьте, разрешены ли уведомления в Вашем браузере
Хочу быть
в курсе!
Больше не показывать.