Мэр Львова Андрей Садовый: «Для олигархии мы как кость в горле»

В последнее время мэр Львова Андрей Садовый находится в эпицентре внимания. Связано это и с «мусорной блокадой» Львова, и с позицией фракции партии «Самопомощь» в парламенте, и с многочисленными сообщениями в СМИ на предмет обысков и проверок силовиков в отношении соратников Садового во многих регионах Украины. Сам Андрей Садовый называет преувеличенное внимание к нему и его соратникам способами давления со стороны власти, а мусорную блокаду Львова — технологиями, придуманными в окружении президента. «ОЛИГАРХ» решил получить информацию из первых уст и пообщался с Андреем Садовым на вышеперечисленные темы, а также — о выборах, о президентских амбициях, отношениях с львовскими олигархами и инвестиционном климате Львова.

«Президент может полностью потерять рейтинг во Львове»

Андрей Иванович,  в последнее время многие политики и политтехнологи из так называемой «партии власти», весьма активно обсуждающие тему Садового, блокады, «Самопомощи», утверждают как в комментариях, так и в частных беседах, что Садовый во всем виноват сам, и надо бы ему было «не высовываться» и идти на компромисс с «партией власти» по многим вопросам. Вы сейчас ощущаете какое-то личное давление со стороны президентского окружения? Есть ли ощущение, что Ваша позиция очень сильно раздражает как президента, так и его соратников?

— Безусловно. Ощущаю давление не только я, но и все представители «Самопомощи» в Верховной Раде, и в разных городах Украины. Давление чрезвычайно сильное, заводятся уголовные дела… Я думаю, что их политика доведет их до полного банкротства, потому что люди сегодня меняются. Возможно, страна не так быстро меняется, но сами люди меняются.

Поэтому я это давление ощущаю каждый день, и мусорная блокада, в которой Львов находится десять с половиной месяцев, этому яркий пример. Когда был поджог на полигоне, государство палец о палец не ударило, чтобы помочь Львову. Во Львове  производится 600 тонн отходов, и полигон, который был базовым последние 60 лет, закрыли. Кстати, закрыли по представлению прокуратуры и по решению суда, и никто в стране не поставил принципиально вопрос — а куда Львов должен эти отходы девать?

То есть, нас хотели загнать в угол. Мы придерживаемся четкой позиции, и опираемся исключительно на поддержку людей. И если бы не поддержка людей, меня бы уже давно и отсюда смели, потому что такие люди, как Садовый, не вписываются в их схемы.

— Что касается мусорной блокады… Вы недавно заявляли,  что это делается искусственно…

— Конечно

А кем именно? Это люди из окружения президента или..?

— Те люди, которые говорили обо мне, что я сам виноват. Они прекрасно владеют данной проблематикой, потому что они писали сценарий.

— То есть, это технология?

— Конечно. Они считают, что эта технология будет успешной, и таким образом они добьются своего результата. В мире были такие примеры. Особенно в Италии, когда мафия пробовала ставить на колени города. Но это делала мафия, и все знают, кто такая мафия. У нас функции мафии исполняют некоторые государственные мужи, которые создают проблему, и большое количество тех, кто не выполняет свои функциональные обязанности. Город не может иметь на своей территории полигонов…

Это понимают и президент, и премьер (последний ранее был мэром Винницы), и прекрасно понимает, что если в городе скапливается 600 тонн мусора, то его надо куда-то вывезти. Что делается в нормальной стране? Дается разнарядка — есть в Украине несколько сотен полигонов, вывозится по одной-две машине в день, и все.  Но это не было сделано  — более того, когда мы начали вывозить отходы, на все эти полигоны стало оказываться сильнейшее давление, изымание документов, угрозы… И в результате  мы оказались в ситуации, когда не можем вывезти свои отходы ни на один из полигонов.

Яркий пример — город Покровск, Донецкая область. Мы подписали договор с полигоном до марта следующего года. Договор просуществовал два дня. Приехали силовики, и дали понять собственнику, что он будет иметь очень большие проблемы. Он обратился с письмом, поблагодарил, и сказал, что вынужден договор разорвать…

Чего они в итоге добились? Они добились, что рейтинг БПП во Львове скатился до 5,5 %. Если так дальше будет продолжаться, президент потеряет рейтинг во Львове полностью. И я не знаю, зачем ему это нужно.

— Но Вы считаете, что это все-таки инициативы президента или его окружения?

— Я думаю, что это узкий круг людей, которые планируют такие вещи и отдают соответствующие команды. Причем команды, противоречащие действующему законодательству. Но люди боятся и часто их слушаются…

«Наш медиа-холдинг хотел купить Янукович»

— На сегодняшний день Ваша семья владеет медиа-холдингом.  От кого-то из людей, входящих во власть или в окружение президента, поступали ли какие-то предложения о продаже Ваших медиа-активов? Или же велись разговоры о лояльной политике медиа-ресурсов в отношении действующей власти?

— Желание купить принадлежащий моей семье медиа-холдинг было при прошлом президенте. Его окружение выходило и пробовало купить. Но мой принцип был очень простой — во время войны врагам оружие не продают. Потом приходили другие — не буду уточнять, кто…

А что касается сегодняшних власть имущих, то им чрезвычайно некомфортно от редакционной политики медиа, имеющихся в собственности нашей семьи. Меня постоянно пробуют убедить, чтобы я начал влиять на редакционную политику и сделал ее более лояльной в их интересах. Я никогда подобного не делал ни при одном президенте, и никогда этого делать не буду. Медиа, которые являются собственностью нашей семьи — это прибыльный бизнес, и это редкий случай в истории медиа-бизнеса в нашей стране. Как правило, все происходит наоборот.

— Вам наверняка уже много раз задавали этот вопрос, но все-таки — есть ли у Андрея Садового президентские амбиции?

— Я никогда на эту тему серьезно не задумывался. Потому что убежден в том, что Украина будет успешной как парламентско-президентское государство. Поэтому очень важным являются качественное функционирование и качественный состав парламента.  Чтобы страна была успешной, ее успех должны строить парламентские партии, партии с идеологией. Поэтому мы и стали на этот путь, когда в 2013 году начали активно строить партию «Самопомощь». На сегодняшний день мы являемся мощной парламентской силой, мы представлены во всех регионах нашей страны, имеем поддержку людей, для которых мы работаем. Переживаем сегодня на себе большие вызовы и большие испытания.

К примеру, запорожская областная организация. Против нашего руководителя, заместителя главы Запорожского облсовета открыто уголовное дело. Руководителя волынской областной организации незаконно уволили с поста секретаря горсовета. Руководитель житомирской областной организации, секретарь горсовета Наталья Чиж подверглась обыску, причем без ее присутствия. Дома находился ее сын, пришли правоохранители и стали производить обыск, а она узнает об этом постфактум. Это все вне здравого смысла.

По команде Банковой сместили с должности первого заместителя главы Львовского облсовета, руководителя Львовской городской организации  «Самопомощи» Прасковью Дворянин. И таких фактов очень много. Тот же пример с нашим депутатом Викторией Войцицкой, пережившей поджоги дома и автомобиля. Еще несанкционированное вторжение в помещение руководителя нашей парламентской фракции Олега Березюка, которому хотели, по всей видимости, поставить какие-то подслушивающие устройства.   Два раза незаконно проникали в квартиру нашего народного депутата Олега Лаврика. И таких примеров множество…

И никто не наказан, и не найден.  И это наводит на мысль, что это системная работа, чтобы запугать и поменять таким образом нашу политику. Но они глубоко ошибаются. Мы будем нашу политику обсуждать с нашими избирателями, и будем работать исключительно в их интересах.

— Но если говорить о региональных вопросах, то есть история с секретарем горсовета Днепра Вячеславом Мишаловым, заявившим, что «Самопомощь» призвала его уйти в отставку, потому что он не захотел принять львовский мусор, и собирающимся обнародовать некий компромат на руководство «Самопомощи»…

— Мишалов никогда не был в руководстве партии, и никогда не был членом партии. По спискам «Самопомощи» он прошел в Днепровский горсовет, и, к нашему сожалению, мы не до конца владели по нему информацией до последнего момента. И про тендеры, которые проводились в Днепре, про закупки, которые непосредственно относятся к его семье. Это все не красит ситуацию. Поэтому было принято решение обратиться в городской совет об отстранении его от занимаемой должности.  Мы за то, чтобы любая информация была публичной.

«От исполнения обязанностей мэра хотели отстранить до Пасхи«

— Вы говорили, что  в ГПУ готовят Вам подозрение в совершении уголовных преступлений. Какая на сегодняшний день ситуация с этим вопросом?

— Папка готова. Лежит и ждет «высочайшего позволения» вручить мне подозрение. Я думаю, что они побоялись реакции людей. Но это не значит, что они отказались от этого сценария. Сценарий очень простой — пересмотреть обвинения, а потом через суд отстранить от исполнения обязанностей городского головы.

— То есть, это хотели сделать сейчас?

— Конечно. Хотели сделать до Пасхи. Сейчас взяли паузу. На сколько — неизвестно.

— Если вернуться к партийным делам, то,  все-таки, кто сегодня является основными финансовыми донорами «Самопомощи»?

— На сегодняшний день это государство Украина. Есть официальная государственная поддержка партии. Мы никогда не имели финансовой поддержки со стороны одного, двух или трех источников. Как правило, все средства, которые партия получает на счет, являются публичными, и избирательные кампании в Верховную Раду  и органы местного самоуправления проводятся публично. Нас пробовали приплетать к большому количеству людей, к которым мы не имеем никакого отношения. И наша политика это показала.

Называют среди так называемых доноров того же Ивана Мирошниченко…

— Он является депутатом, финансово участвовал, но не в больших объемах.

— Какие у вас сейчас отношения с губернатором Олегом Синюткой?

— Нормальные. Мы с ним время от времени созваниваемся, видимся.

— А есть ли некое двоевластие сегодня во Львове и области между «Самопомощью» и «Свободой»?

— В городском совете у нас нормальная конструктивная ситуация. «Самопомощь» имеет наибольшую фракцию. Каждая партия имеет свое мнение, но если ситуация требует консенсуса, то он есть.

— Ходят слухи, что нынешний губернатор Львовской области хочет пойти дальше и уехать в Киев. И в этой связи вместо него скоро могут поставить другого человека…

— Я встречал в СМИ такую информацию. Но мне в личных разговорах губернатор это не подтверждал. Тем более, куда он может сегодня пойти работать? Возглавить какое-то министерство? Для этого необходимо согласие парламента.  А парламент сегодня не совсем в рабочем состоянии…

«Жизнь нас заставляет строить современный завод по переработке мусора»

— Вообще, если возвращаться к «мусорной теме», то будут ли проблемы с изучением более 100 миллионов гривен, потраченных на вывоз мусора в 2014 году? Идут ли какие-то проверки?

— За последние годы мы потратили очень много средств на вывоз мусора. Очень много потратим и в текущем году. Я прекрасно понимаю, что за каждую гривну спросят, могут найти «крайних», поэтому я за то, чтобы все было открыто и публично. Но мы должны держать город в чистоте.  У нас на сегодня есть переполненные мусорные площадки, но процентов на семьдесят город является чистым и убранным. И люди не ощущают это в той мере, как показывают часто СМИ, где был принцип: каждые три дня показывать негативный материал из города Львова, и привязывать к Садовому. Это технология. И она не дала того эффекта, который хотели получить, а подталкивает нас в плане быстрой работы по строительству нового современного завода.

Чтобы вы понимали, в ЕС есть четкая тенденция — на захоронения должно идти 5% отходов, а 95% — на переработку. В Украине ситуация кардинально другая — 96 % захороняется на полигонах, и только 4 % перерабатывается. У нас нет ни одного современного завода. Поэтому Львов имеет амбиции построить едва ли не первый современный завод по переработке отходов. Проектную часть нам помогает осуществить французская компания  Egis, которая финансируется французским правительством. А украинское правительство стоит сбоку и наблюдает, в то время как французы протянули руку помощи. Еще нам помогают Европейский инвестиционный банк и Европейский банк реконструкции и развития, которые готовы профинансировать все эти проекты. Поэтому я думаю, что скоро украинцы, которые приезжают во Львов восхищаться нашей архитектурой и атмосферой,  смогут восхититься и новым современным мусороперерабатывающим комплексом.

— Что именно будет входить в этот комплекс?

— Это комплекс, в котором предполагается три составных части. Это механическая переработка, компостирование, и сжигание. Третий элемент будет немного позже реализовываться, потому что речь идет об очень больших средствах, но с точки зрения бизнеса эта модель имеет право на жизнь даже в условиях сегодняшней тарифной политики. Сегодня тонна захоронения в Украине стоит ориентировочно 2,5 евро, а в странах Евросоюза — от 40 до 180 евро. Поэтому у нас и не было построено ни одного современного завода, и не было инвестора. Я вспоминаю, когда у нас загорелся полигон, то все набросились на меня с тем, что якобы приходили какие-то инвесторы, которые хотели построить завод, а Садовый их не пустил, потому что хотел откаты и т п. У меня был один вопрос — а в каком городе Украины эти инвесторы построили завод? После чего все вопросы снимались…

— То есть, если этот проект будет осуществлен, Львов будет в некотором роде пионером в данном вопросе?

— Конечно. Кто-то должен быть пионером и показывать пример. Нас жизнь заставляет двигаться вперед.

«С Дыминским общаемся достаточно редко»

— А если говорить об инвесторах, хочется спросить о Польше. Сейчас с Польшей в силу некоторых политических моментов отношения стали немного натянутые. Насколько часто вам приходится общаться на тему инвестиций с ближайшими соседями — польскими бизнесменами, желающими инвестировать во Львов? Сегодня много идет разговоров, что в Украине не дают работать иностранному инвестору, и в частности, на Западной Украине…

— Сегодняшний инвестиционный климат в Украине не является привлекательным. По одной простой причине — власть пробует контролировать все процессы. А успешной является та страна, где власть не мешает людям жить, и не вмешивается в процессы бизнеса. Проверки налоговой и давление никуда не делись. Можно насчитать тысячи случаев, когда имеет место быть вымогательство со стороны силовиков, препятствование работы того или иного предприятия. А люди, которые хотят инвестировать, в первую очередь спрашивают тех, кто тут работает. А когда им дают негативный  feedback, то они думают — пока подождем…

Плюс фактор войны — то, что часть территории находится в оккупации, тоже сдерживает инвесторов. Они банально боятся — кто защитит их инвестиции? Мы не являемся членами НАТО, не имеем ядерного оружия, у нас нет верховенства права… И где им искать правду, в каком суде? Поэтому, если люди, находящиеся при власти, захотят, чтобы в страну шли большие инвестиции, то должны кардинально изменить свое отношение к жизни…

— В этой связи, какие у Вас отношения с так называемыми «львовскими олигархами»?  Если взять того же Петра Дыминского… Как Вы общаетесь? Или не общаетесь?

— С Дыминским общаемся достаточно редко. Как правило, это общение происходит после выборов, когда он приходит и пробует объяснить, почему его медиа негативно освещали мою деятельность и объясняет свою логику происходящего. Я спокойно к этому всему отношусь. Ну, и если честно говорить, не такие уж и крупные олигархи во Львове. Львов как раз является городом, где большой процент малого и среднего бизнеса. В этом тоже есть заслуга жителей Львова. У нас нет одного или двух людей, доминирующих во всех процессах…

— То есть, своего Ахметова во Львове нет и не предвидится?

— Нет, и никогда не будет (смеется). Во Львове это невозможно. Есть некоторые ребята, которые имеют больше денег, которые пробуют иметь большее влияние, но это все-таки в пределах области. На Львов это не распространяется.

«Мусорная блокада на поток туристов не повлияла»

А вообще если брать сегодняшний бизнес-формат Львова, то, насколько я понимаю, туристическая отрасль является основополагающей для города?

— В прошлом году Львов посетило больше двух с половиной миллионов туристов. Каждый турист, который приезжает, оставляет деньги. И это очень важно. Хочу сказать, что у нас очень активно развивается IT-отрасль, пищевая и легкая промышленность,  машиностроение, Львов развивается и как научный центр. Для меня основой является развитие человека как личности. Это очень важно. Поэтому все эти отрасли важны.

— Но если брать ситуацию с мусорной блокадой, это может как-то повлиять на туристический поток во Львов?

— Я не вижу таких тенденций. Наоборот, наблюдаем увеличение количества туристов. Все понимают искусственность этой проблемы. Когда государство начинает закручивать гайки, я поднимаю на ноги все международные организации, обращаюсь к правительствам других стран. И власть дает «заднюю». Власть очень боится, когда ее напрямую обвиняют в той подлости, которую она совершает.  Страшно даже представить, когда на востоке гибнут наши ребята, а во Львове, который является самым большим украиноязычным городом мира, организовывают искусственную мусорную блокаду.

— А с руководством «Самопомощи» у вас есть какие-то конфликты или разночтения по данным вопросам?

— Нет, у нас очень четкая позиция. Давление тоже оказывают на всех. Тем более, если «Самопомощь» голосует в парламенте не так, как  хочется Банковой, и там додумываются только до того, чтобы увеличить давление на Садового и на блокаду.

Это меня еще раз убеждает, что мы выбрали прямой и четкий путь, которым необходимо идти. Олигархия нас не воспринимает, и мы как кость в горле тем людям, которые считают, что могут «царевать» сегодня в стране. У них даже в голове не складывается формула, что если ты при власти, то должен служить и быть полезным для людей. А они живут принципом, что нужно всех, кто имеет другое мнение, задавить и загнать в тиски, чтобы люди были как рабы.

— В этой ситуации насколько вы ощущали поддержку мэров других городов? Звонили ли вам коллеги с поддержкой или держались в стороне?

— Им запретили меня поддерживать. Знаете, есть золотые слова Мартина Лютера Кинга: «Пройдет время, и мы забудем слова наших врагов, но всегда будем помнить молчание наших друзей». Это все, в некотором роде, испытание.  И для местного самоуправления в том числе. К великому сожалению, сегодня местное самоуправление очень слабое. В отличие от того времени, когда президентом Ассоциации городов Украины был Александр Омельченко, имевший с Кучмой жесткий прямой разговор. В то время голос мэров был очень влиятельный и активный. А во время Януковича начали притеснять мэров, а во времена Порошенко стали делать из Ассоциации некий ручной орган при президенте. Так делают только слабые люди, потому что сильные должны опираться на местное самоуправление и помогать ему, а слабые пробуют его сделать подконтрольным…

Беседовал Сергей КУЗИН, «ОЛИГАРХ»

Фото Никиты КУЗИНА и пресс-службы Андрея САДОВОГО

Распечатать

Загрузка...

Вас может заинтересовать